6 Урок. Место, где рождается “материал”




 

Этот урок будет полностью теоретическим, поэтому я постараюсь сделать его максимально коротким. Он вообще то мог бы быть настолько коротким, что его бы совсем здесь не было, но я вспомнил как мне самому помогло, когда я наткнулся на подобное объяснение, что решил не лишать вас этого инсайта.

 

Часть из вас, я точно это знаю, нуждаются в понимании банально для своего спокойствия. Если вы практик не знающий чувства тревоги, смело переходите к следующему уроку. Вам это никак не повредит.

 

Все руководства по метафорическим картам, которые я находил, предлагают просто довериться МАК. Как микроволновке - ты не знаешь как она работает, но умеешь греть в ней еду и этого достаточно.

 

На деле этого мало, потому что без целостного понимания стоит чему-то пойти не по плану и ты тут же теряешься. Раз, второй...

 

Чувствуя себя неготовым, начинаешь бояться собственных клиентов. Так у меня было вначале.

 

Понимание снимает эту неприятную проблему.

 

Начать придётся с такой скучной вещи, как предмет психологии как науки. Что она вообще изучает?




 

Предмет психологии. Чем же мы все занимаемся?

 

У каждого свой ответ на этот вопрос - психика, душа… бла-бла. Как учили в институте. От большинства определений предмета психологии количество вопросов только увеличивается, потому что в свою очередь, что же такое психика, душа?

 

Для меня ясность пришла благодаря определению Петра Яковлевича Гальперина:

 

“Психология - это наука о субъективном образе объективной реальности, содержащемся в психике каждого здорового человека”.

 

Чувак, скажете вы, должно же было стать понятнее. Ты обещал воздвигнуть порядок на месте хаоса, а это что за...

 

Спокойнее, дайте мне ещё пару минут.




 

Субъективный образ объективной реальности

 

В комнате сейчас душно, я не хочу впускать комаров, но если станет ещё жарче, придётся открыть окно.

 

Я могу это сделать потому что у меня в психике есть полная модель окна, со всем его устройством, я знаю где там ручка и что будет, если её повернуть. Я могу сейчас закрыть глаза и представить как выглядит окно и запирающее устройство.

 

Моей кошке, которая сейчас изнемогает под столом, гораздо жарче, чем мне, но она никогда не откроет окно, потому что в её психике нет его модели.

 

У меня в голове подобных моделей тысячи, десятки тысяч для всех предметов, с которыми я когда-либо сталкивался.

 

Кроме моделей предметов там есть модель окружающего пространства.

 

Вы ведь знаете как дойти до туалета от того места, где сейчас сидите? Я, например, знаю, что лифт будет слева от двери из квартиры. Более того, при желании я могу отчётливо представить как выйти из дома и добраться до крафтового бара.

 

Тоесть в моей психике сейчас содержится подробнейшая модель окружающего пространства.

 

Проще говоря я знаю как переместиться от одного предмета к другому. Я могу дойти до холодильника от того места, где сейчас сижу, знаю, что электрощиток будет справа от двери, если выйти на лестничную площадку.

 

Квартира, дом, улица, город - их подробные модели тоже есть в моей голове.

 

Если какой-нибудь человек на улице спросит меня где здесь супермаркет, перед моим внутренним взором мгновенно появится образ главного входа знакомой Пятёрочки и примерное направление до неё.

 

Более того - в моей психике есть модели других людей.

 

Я точно знаю как поведёт себя полицейский, если я попытаюсь схватить его оружие, или моя мама, если я скажу ей, что подсел на метаамфетамины, или моя девушка, телефонный звонок которой я сброшу три раза подряд.

 

Откуда я это знаю?

 

Очень просто - их подробнейшие модели есть у меня внутри и стоит мне подумать о каком-то действии, как я мгновенно понимаю какой будет их реакция.

 

Стоит мне представить, как я пытаюсь потрогать кого-нибудь на улице, как я уже слышу их ругань или визг в зависимости от пола.

 

Знаете, я ведь до сих пор разговариваю со своим отцом, хотя он умер больше десяти лет назад. Жалуюсь ему, если дела идут не очень. Он мне, конечно, не отвечает, но я как будто вижу его отводящего взгляд, чувствую вздох, будто он понимает, что виноват передо мной, что бросил нас.

 

И становится легче.

 

Мы недавно поскандалили с мамой. Сейчас я не хочу ей звонить, потому что в моем сознании мгновенно появляется ее раздраженный голос: “Что тебе надо, Затей? Я занята”. И я чувствую ее недовольство.

 

Во мне есть точные модели каждого человека, которого я когда либо знал.

 

Вот, например, девушка разговаривает с моделью своего отца. Посмотрите:
 

  


Такой разговор нельзя объяснить иначе как тем, что копия этих людей есть где-то у неё внутри.

 

Благодаря этим копиям реальных людей я могу предсказывать поведение их оригиналов.

 

Всё это вместе - модели предметов, пространства, живых существ, их отношений образуют модель мира.

 

Вот интервью Веры Полозковой. Посмотрите как после каждого вопроса Хакамады она задумывается, отводит взгляд, углубляясь в себя чтобы извлечь ответ:
 

 

 

Каждый раз после заданного вопроса она вызывает в сознание модели тех объектов, о которых её спрашивают, а затем описывает их словами.

 

Мы все делаем тоже самое. Вы не смогли бы ответить ни на один вопрос, если б вам не давали углубиться в свою память и извлечь оттуда в сознание слово, цифры, образы. Именно это и происходит, когда кто-то говорит рядом, работает телевизор, а вам нужно что-то вспомнить.

 

Мы пользуемся своей моделью мира каждую секунду своей жизни.

 

Хочу перебежать дорогу - мгновенно передо мной мелькает образ сбивающего меня датсуна и как это будет больно. Остаюсь ждать зелёный.

 

Хочу влезть в спор пьяных супругов в метро и понимаю - будет драка. Я против двоих.

 

Нужно не опоздать на встречу - представляю дорогу, прикидывая как лучше срезать.

 

Обрадуется ли брат, если я куплю ему боксёрскую грушу? На мгновение вижу его озадаченное лицо. Видимо, нет..

 

Пётр Яковлевич Гальперин называл это ориентировкой на основе субъективного образа реальности.

 

Понимаете? Мы ориентируемся в этой реальности, пользуясь для этого её субъективной копией, содержащейся в нашей психике.

 

Представьте, что вы вдруг лишились своей модели. Что будет?

 

Например, вы хотите есть, но без модели окружающего пространства вы не будете знать как найти еду, где тут холодильник, магазин, кафе.

 

Более того - без моделей предметов вы даже не будете знать о существовании еды.

 

Что там еда - без моделей ваших собственных чувств и ощущений вроде чувства голода, вы даже не поймёте, что проголодались. Вы просто не будете знать, что значит вот это ощущение пустоты в желудке, головная боль и слабость в мышцах. Будете лежать на полу, дрыгать ножками и ручками и орать от страдания.

 

Люди без модели мира всё же существуют.

 

Это новорожденные и пациенты, пережившие дефицит кислорода. Последних часто спасают, откачивают - физически они оказываются полностью здоровы, но личности, которой они до этого были, уже нет. Из-за недостатка кислорода погибли нейроны коры, содержащие модель реальности. Чем более повреждены эти модели - тем менее человек похож на себя прежнего - от небольшой странности, частичной потери памяти до состояния овоща.

 

Именно модель мира советский психолог Пётр Яковлевич Гальперин считал предметом изучения психологии. “Субъективный образ объективной реальности” - так он назвал то, что я для простоты обозначил как модель мира.

 

Субъективный образ объективной реальности служит живым существам для ориентировки в этой реальности.

 

Бежит ли крыса по лабиринту к кормушке, скребётся ли собака в дверь, меняет ли водитель колесо машины - они все ориентируются в реальности при помощи её субъективной копии в их психике.

 

А если с этой копией что-то не в порядке? Это как-то повлияет на жизнь человека?

 

Конечно да!

 

Например, парень страдает от одиночества. Каждый раз когда он хочет познакомиться с девушкой, это сперва происходит в его голове. Мгновенно играется маленький спектакль, в котором его модель подходит к модели девушки, пытается заговорить, а девушка отвечает ему что-нибудь грубое. И он остаётся на месте. Модель девушек в его психике незаинтересованная и грубая.

 

Женщина обижена на свою сестру. Не общаются уже пять лет. Каждый раз, когда она посмотрит какое-нибудь трогательное кино про семью, сердце её размягчается и она думает о том, чтобы позвонить, двойник сестры в её голове презрительно кладёт трубку.

 

Я помню как мы с моей первой девушкой боялись целоваться потому что реально испытывали стыд. Бог он ведь вот, прямо здесь, всё видит. За три года у нас так ничего и не было. Сейчас моей бывшей подруге 34 и есть вероятность, что замуж она никогда не выйдет, потому что рядом с ней всегда её модель Бога, очень строгая и карающая, практически несовместимая с присутствием рядом с ней современного мужчины.

 

Или некто не умеет зарабатывать деньги. В его психике нет ни одной подробной модели, какого-нибудь объекта реальности, манипулируя которым он мог бы получать деньги. Он не разбирается в машинах, не умеет программировать, вести бухгалтерию, чинить боинги или менять сливные бачки - ни одной захудалой модели, знание которой он мог бы продавать другим людям.

 

Перечитываю Гальперина: “Субъективный образ объективной реальности служит живым существам для ориентировки в этой реальности”.

 

Если этот субъективный образ отличается от реальности, человек оказывается будто с негодной картой местности в очень опасном месте.

 

Я когда прочёл Гальперина, меня пропекло от макушки до пяток, потому что я, наконец, понял чем занимаюсь с клиентами на сессиях с метафорическими картами.

 

Я чиню их субъективный образ объективной реальности.




 

Как это связано с метафорическими картами?

 

Вы ещё помните основной принцип действия метафорических карт?

 

Каждая карта - это визуальный стимул, рассматривание которого вызывает в сознание человека соответствующий “материал” из его психики.

 

С учётом новой информации мы можем переформулировать его чуть иначе:

 

Каждая карта - это визуальный стимул, рассматривание которого вызывает в сознание человека соответствующие модели из его субъективного образа объективной реальности.

 

Как только модель оказалась в сознании, с ней уже можно работать.

 

Так мы извлекаем из клиентов модели объектов, людей, ситуаций, состояний - всё, что есть в модели мира человека.

 

Подобное извлечение можно осуществить и иначе. Модель объекта можно вызвать в сознание напомнив как объект пахнет, каков он на вкус, назвав его словом, но все эти способы гораздо менее удобны, чем аккуратная карточка, выложенная на стол.

 

Карточка очень удобна в обращении, её легко связать с любой моделью, будь это абстрактная идея или конкретный объект. Вам в работе могут понадобиться десятки моделей, содержащихся в психике клиента, они могут находиться в самых сложных отношениях между собой и всё это вы можете превратить в легко читаемый расклад карт.

 

Никаким другим способом невозможно так легко извлекать в сознание и манипулировать субъективными копиями реальных объектов и явлений, содержащихся в психике клиента.

 


 

Резюме урока

 

Единственное содержимое психики человека - это субъективный образ объективной реальности. Он состоит из моделей объектов, явлений, пространства, живых существ, состояний и вообще всего, что возможно помыслить.

 

Субьективный образ объективной реальности необходим человеку для ориентировки. Если с ним что-то не в порядки, например, он сильно отличается от объективной реальности, носитель такой бракованной модели мира теряет способность адаптироваться и переживает страдание.

 

Метафорические карты - самый простой и удобный знак, с помощью которого можно вызывать в сознание конкретные модели из субъективного образа объективной реальности.

 

Как только эти модели оказываются в сознании становятся возможными манипуляции с ними в соответствии с замыслом психолога.

 

Переход к седьмому уроку